Эксклюзив

Фильм «Анекдот» был продан на рынке за 2,5 миллиона рублей

23/08/2007 [17:48]

БАКУ, 23 августа – «Новости-Азербайджан», Нармина Алиева. Интервью «Новости-Азербайджан» с актрисой театра и кино, журналистом Лалой Багирзаде.

- Как вы пришли в кино?

- Начиная со второго курса института, на протяжении десяти лет, меня приглашали на кинопробы практически всех фильмов, которые снимались в то время на киностудии «Азербайджанфильм». Но по той или иной причине утверждали на роль других. Мой стаж на профессиональной театральной сцене к тому времени составлял уже 10 лет, когда мне позвонил ныне известный кинорежиссер Вагиф Мустафаев, с которым нас еще в детстве связывали мечты о кино. Вагиф уже тогда верил в свой кинематографический успех, и время показало, что он не ошибся. Он говорил: «Вот увидишь, я сниму выдающиеся киноленты, и ты будешь сниматься в главной роли». В душе, откровенно говоря, мы посмеивались друг над другом.

В сущности, путь в кино для нас обоих был достаточно трудным. В кино тех лет, как и сейчас, был своего рода застой, из которого мы вышли лишь в конце 1980-х годов. Это был этап, когда на киностудии «Азербаджанфильм» стали больше доверять молодым режиссерам, что ранее было довольно редким явлением.

На одной из репетиций в театре мне сказали, что меня ищет Вагиф Мустафаев, причем ищет давно. К тому времени он уже окончил Высшие режиссерские курсы в Москве - мастерскую Эльдара Рязанова, и приехал в Баку. При встрече он предложил мне прочесть сценарий. Речь шла о фильме «Мерзавец», в котором Вагиф предложил мне главную роль, как и обещал. Автором сценария фильма был Рамиз Фаталиев.

Сценарий был просто великолепный, но я сразу поняла, что главная роль – не моя. Я сказала об этом Вагифу, хотя редко какой-либо актер может сказать подобное режиссеру. Он был очень удивлен и спросил, какую роль в этом фильме я сама хотела бы сыграть? Я выбрала роль секретарши, которая по сценарию должна была появиться в фильме всего в одном кадре и произнести единственную фразу: «Звонит народный артист Балаев-Балаян». Съемки начались, и рамки этого небольшого эпизода постепенно расширились, отчего роль секретарши стала самостоятельным образом в картине.

На главную женскую роль в фильме я рекомендовала Вагифу другую актрису – Зохру Ширинову, которую он тогда не знал. Увидев ее на пробах, Вагиф воскликнул: «Лала, ты попала в десятку!».

Это был мой первый шаг в кино. Интересно, что фильм снимался в 1988 году и был сугубо антиперестроечным, он высмеивал всю горбачевскую перестройку, но, как ни странно, в Госкино СССР, через которое в то время проходили все фильмы союзных республик, заявили, что это лучшая кинолента, посвященная перестройке.

Премьера фильма прошла на «ура». Это было грандиозное событие, после фильма «Аршин мал алан» в азербайджанском кинематографе такого фурора не было – даже мне с трудом достался билет. Как сказал в свое время Вагиф, «мы вошли в зал, посмотрели свою работу и через два часа вышли оттуда уже знаменитыми».

Картина заняла второе место на международном кинофестивале в Сан-Франциско. Завоевала неимоверное количество призов, демонстрировалась в ряде городов США, Канады, была включена в программу Недели советского кино в ФРГ. Это было настоящее событие в мире азербайджанского кино.

Сразу после этого меня пригласил сняться в своей картине «Анекдот» Низами Мусаев. Помню, он встретил меня во дворе киностудии и попросил прочитать новый сценарий. Должна сказать, что сценарий я прочла на одном дыхании, и он произвел на меня большое впечатление. Но я была уверена, что этот фильм не пропустят, настолько он был политизирован от первого до последнего кадра.

Мне не пришлось долго думать, какую роль Низами хочет предложить мне. Роль Риммы была создана для меня. Мы начали снимать, причем все это происходило на фоне довольно сложной политической ситуации в Азербайджане, в стране был объявлен комендантский час, так что в каждый наш шаг, можно сказать, сопровождался автоматчиками. Но, поверьте, это нас только вдохновляло.

Премьеры картины мы все ждали с нетерпением, интуитивно я знала, что он произведет эффект разорвавшейся бомбы, и не ошиблась. Все премьеры фильма «Анекдот» прошли при аншлаге. Фильм был воспринят неоднозначно – как в республике, так и за ее пределами. Низами повез эту картину в Краснодар – на родину печально известного Горбачева. После просмотра фильма разгневанные соотечественники Горбачева, узрев в сюжете «Анекдота» политические выпады против их венценосного земляка, потребовали, чтобы создатели фильма в течение 48 часов покинули территорию Краснодарского края.

Два года после премьеры фильм «Анекдот» пролежал на полке. В то время как на рынке он был продан за 2,5 миллиона рублей. Не хотелось бы проводить каких-то аналогий, но для справки отмечу, что картина Тарковского была продана тогда же за 300 тысяч рублей, и это считалось высокой ценой, о чем написала газета «Советская культура». О нашем же успехе Москва промолчала.

Успех этой картины вдохновил всех нас, в частности Низами – мы собирались снимать фильм «Анекдот - 2», он уже писал сценарий. Но позже все это по разным причинам остановилось, хотя зрители с нетерпением ждали продолжения нашего проекта.

Затем я снялась в маленьком, но достаточно ярком эпизоде в фильме Абдула Махмудова «Убийство в ночном поезде» по сценарию Натика Расулзаде.

Примечательно, что все три картины были продемонстрированы по Центральному телевидению, что само по себе было большим достижением.

- А как вы пришли в журналистику?

- С началом 90-х начался кризис во многих сферах и в частности в кинематографе, по которому он ударил больнее всего. «Азербайджанфильм» остался без средств к существованию, а без них, как говорится, «кина не будет». Кинематографисты разбрелись по разным отраслям, каждый устроился как смог, я же продолжала работать в Аздраме.

В те же годы покойный Джейхун Мирзоев пригласил меня на роль преподавательницы Клары Шагеновны в фильме «Фарйад» («Крик»). Это была по сценарию одна из главных ролей, но так сложилось, что к тому времени тяжело заболели мои родители, и мне пришлось отказаться от съемок. Но Джейхун настоял на том, чтобы эту роль играла именно я, и на некоторое время согласился даже отложить съемки.

Но состояние моих родителей только ухудшалось и потому в этом фильме, опять же по настоянию Джейхуна, я снялась только в нескольких эпизодах – это все, что осталось от моей главной роли. Но я чрезвычайно благодарна этому человеку – гениальному актеру и талантливому режиссеру, чью память я всегда храню в своем сердце.

К тому времени атмосфера в Аздраме накалилась до предела, этот театр полностью утратил творческую атмосферу, от былой культуры здесь остались только ностальгические воспоминания. Я была вынуждена покинуть этот театр, на сцене которого проработала пятнадцать лет, и тогда  меня пригласила к сотрудничеству покойная Ирада Векилова – основательница и руководитель информационного агентства «Асса-Ирада».

Мне показалось интересным это предложение, хотя я и не имела никакого отношения к журналистике. Но она настояла, и после первых небольших информаций я написала большую статью, которую опубликовала газета «Гюнай». Кстати, это была первая независимая газета, которая появилась в нашей стране в условиях информационной блокады. Позже я была принята в штат этой газеты, где с удовольствием проработала несколько лет.

Если сравнивать журналистскую и актерскую профессии, я бы хотела, чтобы в театре и в кино я имела ту свободу, которую имею сейчас. Журналистика дает возможность затронуть больший круг проблем. В то же время я не считаю, что оторвалась от своей родной профессии – сегодня у меня больше возможности анализировать и оценивать культурную жизнь страны, высвечивать наиболее серьезные проблемы в этой области.

С другой стороны, моя профессия остается при мне. С большим удовольствием я бы снова снялась в фильме, который станет событием для Азербайджана, каким были фильмы «Мерзавец», «Анекдот» и «Убийство в ночном поезде». Дай Бог, чтобы такие фильмы вновь снимались в нашей стране.

- Считаете ли вы, что азербайджанский театр находится сегодня в плачевном состоянии?

- Отрицать это может только человек очень далекий от понимания искусства. Больше всего меня огорчает то, что Аздрама сегодня называется Национальным академическим драматическим театром, следовательно, он является визитной карточкой нашей национальной культуры. Наверное, надо очень сильно ее ненавидеть, чтобы с таким рвением выкорчевывать корни нашей культуры из главного театра страны и объяснять это условиями рыночной экономики, которая, к сожалению, стала надежным оправданием для многих случайных людей в искусстве.

Театр попросту осиротел, потеряв подряд двух великих режиссеров – Тофика Кязымова – величайшего художника и неугомонного новатора, всегда отличавшегося своим неповторимым творческим почерком и не менее великого Мехти Мамедова – режиссера совершенно иного, философского мышления и иной театральной эстетики. К тому же, ушли из жизни Мовсум Санани, Хокума Гурбанова, Барат Шекинская, Гамлет Гурбанов и Гамлет Ханызаде, Самандар Рзаев и многие другие, что означало потерю богатейшего пласта актерской школы.

Со временем театр поставили на рельсы коммерции. Коммерция, безусловно, положительный момент в искусстве, но если она служит развитию искусства, а не превращает его в разменную монету.

В Аздраме благодаря смене руководства начались открытые торги. Актеры стали  уходить. А когда из театра уходит актер, теряет не актер, а театр, потому что на воспитание каждого актера любой театр тратит, как минимум, 8-10 лет.

Выправило ситуацию открытие новых театров, театральная жизнь несколько обогатилась. Открылся великолепный театр - Камерный, который создавался из ничего, при помощи студентов второго курса. Руководительнице театра Джаннет Салимовой хватило мудрости и таланта педагога, чтобы создать из этой группы театр, который 15 лет бессменно является лидером в театральной жизни страны. Нет таких международных фестивалей, с которых Камерный театр не вернулся бы с призами и медалями. Потому что Джаннет Салимова ставит классику – Патрика Зюскинда, Достоевского, Джалила Мамедкулизаде…

Позже Рустам Ибрагимбеков открыл другой замечательный театр «Ибрус», который сразу же обрел популярность среди театралов.

- Как вы оцениваете ситуацию в отечественном кинематографе?

- Я считаю, что политическая ситуация последних десятилетий требует развития документального кино. В советское время оно было чем-то вроде придатка художественного кино, документальные фильмы демонстрировались в кинотеатрах за несколько минут до начала сеанса. А ведь документалистика - очень интересный жанр, посредством которого можно показывать реальную жизнь, историческую правду. Причем не просто показать, но и анализировать. Почему-то этим мало пользуются – как в кино, так и в журналистике. Но в целом, я, конечно, за игровое кино, которое может лучше всего представить нашу страну на международной арене. Известно, что развитию кинематографа очень большое внимание уделял покойный Гейдар Алиев, сегодня его политику продолжает Ильхам Алиев, и это очень сильно обнадеживает нас – кинематографистов. Хочется верить, что его распоряжение о развитии азербайджанского кинематографа в скором времени будет успешно реализовано.

 

                                                

  • Livejournal
  • Я.ру
  • Liveinternet

Код для блога: Как это будет выглядеть »

 

Фильм «Анекдот» был продан на рынке за 2,5 миллиона рублей

Режиссер фильма Низами Мусаев повез его в Краснодар – на родину печально известного Горбачева. После просмотра разгневанные соотечественники Горбачева, узрев в сюжете «Анекдота» политические выпады против их венценосного земляка, потребовали, чтобы создатели фильма в течение 48 часов покинули территорию Краснодарского края 

ПЕРЕСЛАТЬ СТАТЬЮ

все поля обязательны для заполнения